Сибирский институт практической психологии, педагогики и социальной работы

Формируем новое профессиональное будущее

ОЧНОЕ И ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ

8 (905) 957-92-37

8 (983) 324-12-47

8 (960) 785-57-37

sispp_nsk@mail.ru

8-800-770-08-83 звонок бесплатный

Мы работаем для вас
с пн. по пт.
с 9-00 до 18-00
по местному времени

КУКЛА В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Ядрышникова Ольга Васильевна.

Муниципальное казённое учреждение дополнительного образования   Кыштовского ДДТ, НСО, педагог дополнительного образования. Yadryshnikova63@mail.ru.

Актуальность темы статьи объясняется потребностью исследования феномена куклы, а также повышением интереса к культурным образованиям, позволяющим предельно расширить границы человеческого опыта.

Образ куклы всегда привлекал и привлекает внимание исследователей в разных областях знаний – в педагогике, искусствознании, эстетике, философии, культурологи, истории.

С глубины веков она постоянный попутчик человека. Народов, не знавших какого-либо вида кукол, не существовало. Только в русском языке слово «кукла» имеет несколько значений. Первое – детская игрушка в виде фигурки человека. Второе – в театральном представлении, театр кукол вид пространственно-временного искусства, где внешность и физические действия кукольных персонажей изображаются барельефными или горельефными (объемными), полуобъёмными и плоскими куклами. Третье значение – фигура, воспроизводящая человека в полный рост (словарь С. И. Ожегова). Русское слово «кукла» родственно греческому «киклос» («круг») и означает нечто свернутое, например, деревяшку или пучок соломы [3, с. 28].

Употребление кукол в календарных обычаях и обрядовых обходах характерно для многих народов. У русских обрядовые куколки встречаются во всех обрядах переходного типа: на Рождество и святки, на масленицу, на Средокрестье, Пасху, Троицу, Ивана Купала, на праздники, связанные с началом и окончанием выпаса скота, сева или жатвы, на крестинах, свадьбе, похоронах. При этом на первый план могут выступать разные качества куклы. В большинстве случаев она выполняет следующие функции:

  1. Замещения.
  2. Отпугивания, оберега.
  3. Управления, манипуляции.
  4. Общения (медиативные и коммуникативные функции).
  5. Сообщения (знаково-символические).

Наиболее распространенной является практика замещения, когда куклы заменяют человека в обрядовых ситуациях, завершающихся умерщвлением обрядового персонажа, его ритуальной казнью или изгнанием, а также при необходимости дублирования тех или иных функций центрального персонажа, когда кукла выступает в роли его двойника. Дублирование может мотивироваться очень разными причинами: от апотропейных практик (кукла-двойник применяется в целях защиты от сглаза, колдовства и проч.) до оповещения о событиях с участием главного персонажа (как, например, куколка, вывешиваемая на доме невесты перед свадьбой).

Куклы часто используются как обрядовый или праздничный символ.

При этом происходит два внешне противоположных, но внутренне взаимосвязанных процесса, предполагающих разные сценарии развития семантики обрядовой куклы. С одной стороны, с течением времени эти обрядовые артефакты стремятся вобрать в себя глубинную семантику праздника или обряда и, в конечном счете, стать его исключительным и самодостаточным знаком, постепенно оттесняющим на второй план остальные значения.

С другой стороны, связь артефакта с обрядом или праздником, первоначально, возможно, совершенно случайная, может привести к экстраполяции обрядовой или праздничной семантики на саму куклу и/или совершаемые с ней действия, что способствует закреплению последних в качестве символических манифестаций данного обряда или праздника [2, 207].   

Употребление куклы в роли игрового предмета является наиболее очевидной ее функцией. При этом надо оговориться, что каждая культура в разные периоды своего развития может расширять или сужать рамки нормативного употребления того или иного развлечения или игрового предмета (в том числе и гендерные).

После революции1917 года кукла продолжала играть заметную роль в

отечественной культуре, однако, заметно изменились ее функции. Предпочтение новой власти отдавалось традиционной игрушке, однако, отношение к ней было двояким. В ней видели одновременно «высшие образцы творчества» и «пятна отжившего прошлого». Из театральных кукол самым популярным героем стал Петрушка, но, изменившись, он во многом утратил свою самобытность. Агитационные куклы, появившиеся в этот период, служили для пропаганды новой власти. Появились новые образцы советской игрушки. Салонная кукла надолго исчезла из русской культуры.

Театральная кукла заняла довольно заметное место в жизни русского человека, особенно ребенка. Современный кукольный театр сегодня ищет и выбирает новые методы работы с куклой, он оказался на новой фазе развития, поэтому интерес к нему не ослабевает. Кукла для детской игры сейчас почти не испытывает влияния народной игрушки, однако, очень велико воздействие на нее западных образцов. Фольклорная кукла нашла свое отражение в сувенирной игрушке, ставшей особенно популярной в последние годы [1, с10].   

В конце XX века возникли такие новые виды кукол, как мультипликационная и телевизионная.

Телекукла в конце XX века часто используется в политических целях.

В домах появились салонные и коллекционные куклы. Открываются музеи кукол, где они рассматриваются как национальное достояние, как свидетельство времени. Она является как бы посредником между действительным миром и миром воображаемым.

Кукла – активный персонаж виртуального мира. С помощью куклы культура, создавая свое виртуальное инобытие, пытается представить настоящее и будущее.

         Так, кукла активно используется в политических телепередачах, становится равноправным участником художественных выставок, часто используется при оформлении интерьеров.

В последнее время куклы выполняют еще одну своеобразную функцию: они становятся знаками, заменяющими благородное происхождение, титул и т. п. За обладание современной коллекционной куклой на аукционах ведутся настоящие бои. Цена подобной фигурки порой равняется стоимости автомобиля, она не попадает, как правило, в случайную обстановку, такое произведение искусств, требует изысканного интерьера.

Резкое имущественное расслоение людей тут же отразилось в мире кукол. Салонные «образы» сильно отличаются от тиражированных игрушек.

Итак, в настоящее время куклы обладают необыкновенной престижностью.

В этом явлении снова можно увидеть подтверждения того факта, что кукла способна быть отражением человека [1, с17].   

Следует отметить, что актуализация феномена куклы периодически появлялась в разных периодах и культурных ситуациях.  В известной степени, кукла способна становиться образом всего сущего, своеобразным символом бытия и существования, оказывающим, значительное влияние на различные виды искусства и человеческого поведения.

 Используя образы концепции К. Г. Юнга, можно предположить, что генетически появление кукольного мотива в культуре связано с «архетипом младенца» и является знаком определенной исчерпанности современности и обращения к истокам и корням существования.

В периоды резкой смены ценностных ориентации, что свойственно современному состоянию культурной и политической жизни в России, новые

идеи нуждаются в непосредственном вещественном представлении. Феномен

куклы актуально востребован, именно в этой ситуации.

В культуре произошли и происходят существенные перемены, связанные с одной стороны, с созданием новых позиций, а с другой - с возвращением в культурный оборот тех явлений, которые в силу тех или иных причин находились под запретом или не были востребованы [1,  с. 3].   

 

Библиографический список:

  1. Карпова Т. Н. Феномен куклы в русской культуре: историко-культурологические аспекты. СПб.,1999. – 24 с.
  2. Морозов И. А. Феномен куклы в традиционной и современной культуре : кросскультур. исслед. идеологии антропоморфизма / И. А. Морозов ; Рос. акад. наук, Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – Москва: Индрик, 2011.– Москва: Белый город, 2004. – 47 с. : ил.
  3. Шиповская Л.П. Кукла, как неотъемлемая часть эстетической культуры, человеческих традиций и человеческого опыта – Сервис PLUS, 2012/–№ 4. с. 27–33.