Сибирский институт практической психологии, педагогики и социальной работы

Формируем новое профессиональное будущее

ОЧНОЕ И ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ

8 (905) 957-92-37

8 (983) 324-12-47

8 (960) 785-57-37

sispp_nsk@mail.ru

8-800-770-08-83 звонок бесплатный

Мы работаем для вас
с пн. по пт.
с 9-00 до 18-00
по местному времени

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО И ГЕНЕРАЛИЗОВАННОГО ДОВЕРИЯ

Петрук Ирина Владимировна.

ФГБОУ ВО «ОмГУ им. Ф.М. Достоевского», Омск, кафедра социологии студент (магистрант).

 

В период с 21 по 31 апреля 2016 года по репрезентативной выборке среди 400 человек в возрасте 18 лет и старше в городе Омске было проведено исследование. Статистическая погрешность данных исследования не превышает 3,5%.

По данным крупнейшей реферативной базы данных Scopus, за период с 2002 по 2015 г. количество публикаций, с ключевым словом «доверие» увеличилось в 5 раз. В 2002 оно составляло 430 работ, а уже к 2015 году это число составило более 2000 [3, с. 22]. Одним из ключевых факторов, способствующих такому значительному росту количества статей, несомненно, является то, что доверие представляет собой сложный общественный феномен, имеющий многоуровневую природу и являющийся компонентом устойчивости и стабильности общественных отношений. Именно доверие является желанием и готовностью к балансу социальных интересов,  к сотрудничеству и диалогу. Для конструктивного развития общества и стабильного функционирования системы общественных отношений необходимо понимание и доверие между социальными субъектами.

Доверие выступает одним из способов накопления социального капитала, который напрямую связан с феноменом доверия, данные категории выступают как взаимодополняющие. С одной стороны, социальный капитал – это некий показатель здорового общества, которое формируется на основе достаточного уровня доверия между его членами. С другой стороны, существующий уровень доверия выступает неким отражением существующего запаса социального капитала. Важен и то факт, что социальный капитал обладает способностью конвертации в другие формы капитала.

Р. Патнема, определял социальный капитал, как совокупность характеристик, включающих в себя потенциал участия, гражданскую активность, генерализованное и институциональное доверие [1, с. 37-38]. Понятие доверия в проведенном исследовании трактовалось с точки зрения Т. Парсонса, который определял его, как некое ожидание определенных действий индивидов, которые направленны на воспроизводство общественных отношений [4, с. 18].

Генерализованное доверие трактуется как доверие по отношению к совершенно незнакомым людям, о которых индивид не обладает первичной информацией. Измерение производится с помощью следующего вопроса: «Считаете ли Вы, что большинству людей можно доверять, или следует быть более осторожным, когда имеешь дело с незнакомыми людьми?». Такая постановка вопроса достаточно часто используется крупнейшими международными центрами общественного мнения. Например, международный проект «Всемирный обзор ценностей» (World Values Survey - WVS) [2, с. 169-170], которым руководит Р. Инглхарт, специализируется на изучении межличностного доверия и использует данную постановку доверия при измерении уровня генерализрованного доверия.

В ходе проведения исследования в г. Омске была использована аналогичная постановка вопроса и были получены следующие результаты.

С осторожностью к окружающим относятся 71% респондентов и только 29% выражают доверие к окружающим людям. При этом в городе Омске уровень  доверия  незнакомцам выше, чем в среднем по России [2, с. 169–170] 29% и 25% соответственно. Таким образом, можно отметить более положительное отношение омичей к незнакомцам, нежели среднестатистического россиянина.

Институциональное доверие – основа существования сложноорганизованного общества, здесь доверие выступает неким генерирующим аппаратом, который поддерживает «правила игры». Д. Фурман определят его, как соответствие ожиданиям субъектов касательно эффективности работы институтов [6, с. 39–40]. В проведенном исследовании было изучено отношение доверия омичей к властным институтам государства, полученные данные представлены в таблице 1.

Таблица –1. Уровень институционального доверия

 

Доверяют

Скорее

доверяют

Затруднились ответить

Скорее НЕ

доверяют

НЕ

доверяют

Федеральные органы власти

18%

33%

6%

26%

17%

Местные органы власти

8%

20%

6%

28%

38%

Доверие к федеральным органам власти (43% доверяют и скорее доверяют 51%) находится на достаточно высоком уровне, в сравнении с доверием к местным органам власти (8% доверяют и скорее доверяют 20%). Критический уровень недоверия к местным органам власти (28% – скорее не доверяет и 37% – не доверяет) может сигнализировать о недовольстве деятельностью местных органов власти и несоответствии их деятельности ожиданиям граждан. В данном случае уместен следующий тезис: меньше доверяют тем, с кем чаще сталкиваются при решении проблем, требующих вмешательства властных структур. Более высокий уровень доверия сохраняется к наименее «осязаемым» уровням власти. По всей видимости, все надежды, которые не осуществляет местная власть, населения возлагает на власть федеральную. Такой авторитет и доверие к федеральным органам власти может быть следствием централизации власти и управления внутри страны, результатом чего становится возрождение социальных стереотипов, включающих в себя образ «царя».

Влияние социально-демографических характеристик на институциональное и генерализованное доверие. На уровень доверия к местным и федеральным органам власти в городе Омске влияют два основных фактора: способ решения проблем, требующих вмешательства властных структур, который используют респонденты, и уровень дохода индивидов. Парадоксально, но респонденты, привыкшие решать свои проблемы с помощью денежных средств, менее всего доверяют органам власти. Использование денег при решении проблем позволяет обойти систему и достичь желаемого результата в скорейшие сроки. Уровень доверия данной группы людей колеблется между вариантами «скорее не доверяю» и «не доверяю». Для респондентов, решающих свои проблемы с помощью денег правовые методы являются менее эффективными, поэтому у них снижается доверие к правовым методам, так как они их не используют. Вслед за снижением доверия к правовым методам снижается доверие к органам власти, которые транслируют и реализуют данные методы.

Доверие к правительству обоих уровней выше у респондентов, доход которых в среднем на одного члена семьи варьируется в интервале от 14 до 20 тыс. руб. При этом самым низким уровнем доверия отличаются респонденты с доходом в пределах от 3 до 9 тыс. руб. Этот факт подтверждает популярное в либеральных политических кругах убеждения о том, что современное Российское правительство опирается в большей степени на поддержку имущих социальных групп.

Социальный капитал. Существует четыре ситуации соотношения институционального и межличностного доверия [5, с. 70–78], на основе которых был выяснен и охарактеризован уровень существующего социального капитала в г. Омске. Ситуации соотношения институционального и межличностного доверия представлены в таблице 2.

Таблица 2.  Типология соотношений генерализованного и институционального доверия

Доверие

Генерализованное

Институциональное

Ниже среднего

Ниже среднего

Выше среднего

Ситуация 1

Ситуация 3

Выше среднего

Ситуация 2

Ситуация 4

Ситуация 1. Социальные взаимодействия становятся затруднительным, впоследствии отмирают полностью. Власть не способна контролировать ситуацию, так как существует взаимное недоверие.

Ситуация 2. Функционирование индивидов полностью зависит от властных структур.

Ситуация 3. Общество существует автономно от властных структур, происходит некая «амортизация» социального капитала.

Ситуация 4. Общество обладает значительным социальным капиталом, а власть способствует его сохранению и воспроизводству.

Генерализованное и институциональное доверие в городе Омске выше средних показателей по России. В такой ситуации общество обладает значительным социальным капиталом, а власть в данной ситуации способствует сохранению этого капитала и его воспроизводству. Но при такой оптимистичной картине в целом, стоит обратить внимание на уровень доверия к местным органам власти. Он составляет 28% доверяющих респондентов, что ниже показателя по России, который составляет 44%. Это сигнализирует о проблемах эффективности работы данного института и справедливости в отношении субъектов, которые вступают во взаимодействие с ним.

В заключение стоит отметить, что измерение уровня доверия граждан к окружающим людям и институтам государства само по себе значимо, так как подает сигналы о проблемах в обществе и отдельных его компонентах. Знание о том, какие группы менее доверчивы поможет корректировать политику государства и направлять ресурсы на повышение уровня доверия и позволит поставить на повестку дня вопросы о том, как положение той или иной группы отражается на уровне доверия. Измерение институционального доверия позволяет оценить степень эффективности и сформированности институтов государства.

      Библиографический список.

  1. Putnam R. The Prosperous Community: Social Capital and Public Life // The American Prospect. Spring., 1993. – 42 P.
  2. Готово ли российское общество к модернизации? / Под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. Издательство «Весь Мир». - 2010. – С. 169–170.
  3. Лыткина Е. Социальная сплоченность: контекст, смежные понятия и особенности эмпирических исследований // Социология. Естествознание. Общество: сб. научных статей и материалов Всероссийской научной конференции «Социология и естествознание: междисциплинарные подходы к изучению социальной реальности» (12-13 декабря 2015 года) / под ред. Н.Е. Покровского. – М., 2014.
  4. Парсонс Т. Система современных обществ: пер. с англ. - Аспект Пресс М., 1998. – 21 с.
  5. Ромашкина Г.Ф. Габышева Л.К. Модель слабых связей в неформальной экономике //Актуальные проблемы социально-экономических трансформаций России. Вектор Бук. – 2005. – С. 187.
  6. Фурман, Д. «Я доверяю Президенту»: Трансформация социальной поддержки власти в постсоветской России // Свободная мысль – ХХI. – 2003. – №5. – С. 25–40.